Previous Entry Share Next Entry
VII
eruah

Продолжая мысль о внутреннем семиозисе автора, то есть об  означающих (сугубо для внутреннего употребления), имплицитно отсылающих ко времени их возникновения в становлении   авторского «я», благодаря которым автор реализует творческую самоиндентификацию  и,  даже более того, -   их императивный характер лишает возможности  автора  вопреки смене художественных техник и полной перемене жанров и форм уйти от самого себя; эти означающие  тем ярче проявляют  его авторскую  суть, чем дальше автор пытается уйти от того или иного однажды усвоенного им творческого метода.
Императив внутреннего  семиозиса, проявленный  в  конечном наборе повторяющихся из произведения в произведения означающих  позволяет начать разговор об определенной от них зависимости,  так называемой эстетической зависимости (А.Г. Чикирис 2007).
Процесс оформления творческой индивидуальности почти без исключения проходит  под  руководством того или иного состоявшего мастера,  чей авторитет до известной степени  является серьезным аргументом в  становлении художественной манеры, поскольку похвала и порицание наставника  формируют устойчивый  художественный рефлекс  на ту или иную стратегию, технику, прием и т.д., со временем  перерастающий в эстетическое чувство,  которое,  надо признать, в немалой степени является  заимствованным, именно в период обучения.
Так в работах Рафаэля долгое время ощущается влияние Перуджино, даже в поздних  работах Леонардо – Вероккьо, а гений Микеланджело носит отпечаток Гирландайо; то же в русском искусстве: в работах Иванова видно влияние  его учителя Егорова или самый яркий пример: совершенно непохожие друг на друга ученики великого педагога П.П.Чистякова,  такие разные, но объединенные особым отношением к образной, поэтической  стороне произведения.
Влияние наставника, учителя, мастера -  эстафета «Единого прекрасного» по выражению Пушкина, передаваемая из  поколения в поколение идея «остановленного мгновения», протягивается золотой нитью  культуры.
Эстетическая зависимость складывается из наложения психологического фактора на эстетический,  являясь своеобразным импринтингом (Т.Лири 1989, Е.Хесс1970, Д.Майнарди, Г.Хорн 1988), когда в восприятии одномоментно закладывается определенный порядок означающих, впоследствии функционирующих, как комплекс,  именуемый в психологии, как импрессинг(В.П.Эфроимсон1995,М.Е.Перельман 2010, М.Я.Амусья), определяющий основные особенности восприятия.
Формирование эстетической зависимости,  проходит на фоне роста и взросления индивида вкупе со становлением  творческой личности и длится около двух десятков лет, пока художественные навыки и художественное восприятие  сольются в одно целое.
Феномену эстетической зависимости мы обязаны тем, что именуется творческим почерком, той трудно повторимой манерой изложения художественной формы, которая пробившись через ученические штудии, становится узнаваемой авторской интонацией.
В этом пункте размышлений мне хотелось бы высказать некую  крамольную мысль о различении оригинальности и вторичности.
Всматриваясь в работы серьезных профессионалов  в области изобразительного искусства, я  легко нахожу адрес и степень влияния, узнаю школу, традицию, но чего я не могу найти, так это внутреннего семиозиса, того отпечатка   самобытности, без которого вся усвоенная до самозабвения  манера рисунка и письма оказывается блестящей мишурой,  а под нею – ничего.
Усталым трюизмом выпрастывается мысль, что художественный язык – не более, чем средство, отнюдь не цель.  Тогда, смотря на такого художника,  я говорю: все умеет и –ничего не может!

?

Log in

No account? Create an account