?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: литература

Золотое сечение. Число.
eruah

Лихорадка золотого сечения
Лихорадка «золотого сечения» однажды сводит с ума каждого  художника, обнаруживающего  беспредельность божественной пропорции, идет ли речь о растении, о животном или о человеке, и  прежде всего о человеке,  в ком «золотая пропорция» явлена повсюду, где бы не проводилось   сравнение одного элемента тела  с  другим.

Те, кто знаком с текстами Ле Корбюзье с полуслова понимают магию словосочетания «золотое сечение», когда речь идет о пропорциях человеческого тела, текстами  по этой теме полны все мыслимые библиотеки. Информации много и в Сети.   

   Дело в другом, в воспитании взгляда, в формировании чувства, в способности ощутить пропорцию как музыку - пространство жизни  пронизанное,  оркестрованное рядами Фибоначчи.

 В потрясающей книге Пенроуза говорится  об  изначальности математического принципа как  в природе вообще, так и, тем более, в  человеческом сознании в  частности.

  Фидий, Поликлет, Мирон воспевали математический принцип телом человека, поскольку тело оказалось идеальным материалом для демонстрации божественных числовых игр; их искусство, вглядитесь,  откровенно  математично. Наивно смотреть на произведения великих греков с точки зрения сюжета, когда в сути своей они так или иначе пифагорейцы, то есть поэты математизма, столь тонкого и музыкального, каким ему ему уже никогда не суждено было стать в европейском изобразительном искусстве последующих эпох, и находимого только  в музыкальной композиции и  изысканиях математиков.  Я недаром делаю оговорку о европейском искусстве, поскольку  страсть к визуализации математических закономерностей проявилась в изобразительном искусстве ислама и достигла невероятного совершенства, очаровывая  геометрическими орнаментами

головоломной сложности   и
головокружительного изящества на криволинейных поверхностях купольных сводов, следовательно разумевших технику  понижающих\уменьшающих коэффициентов геометрических построений  подобных многоугольников,

гипнотизм изображения которых говорит о глубинных механизмах восприятия, где математическое начало сознания мгновенно откликается на симметрию.

   В изумительной книге Хофштадтера  «Бесконечная гирлянда» для современного читателя оживает античный восторг перед музыкой математичности сознания.

Вспыхнув однажды в изобразительном искусстве античности , число  вернулось в пределы, предписанной ему дисциплины (Богу- богово…), чтобы из кафедрального академического поднебесья пением сирены смущать души простаков гипнотической  мандельбротовой
красотой фрактала или  сводить с ума четвертым измерением топологических лабиринтов предоставив художников самим себе (кесарю – кесарево…), обрекая их на бес\численные поиски новизны без числа, обжигая пониманием того, что третьему тысячелетию европейской, цивилизации все еще предстоит   живое античное число, пульсирующее в бесконечных гирляндах пропорций «золотого сечения».